Статьи и интервью

Статьи и интервью • 30.04.2016
Дмитрий Ворона: «Афонские старцы ощущают Украину и знают о нас все, не пользуясь ни прессой, ни интернетом, ни телевидением»

Святая Гора Афон всегда привлекала к себе верующих со всего мира, как венец православия и удел Богородицы. Православных христиане стремились попасть туда хотя бы раз в жизни, чтобы приобщиться к духу и жизни монашеской республики. Многие наши соотечественники прибыли из Украины и остались на Святой Горе, привнеся свой вклад в ее жизни, а Преподобный Антоний Печерский принес на киевские холмы афонскую монашескую традицию и основал Великую Киево-Печерскую Лавру.

Менее года назад в Киеве появился благотворительный фонд, который изучает украинское наследие на Святой Горе Афон и православие в целом.

Вопросы о людях современного Афона и о деятельности Благотворительного фонда «Православное наследие Украины на Святой Горе Афон» мы задавали основателю этого Фонда Дмитрию Вороне.

Высокие посты во власти, которые вы занимали, звание доктора юридических наук и жизнь верующего человека – как вообще это сочетается с православием? Откуда в вашей биографии возникло православие? Как лично вы пришли к вере?

Мой отец в советское время работал на руководящих должностях в органах юстиции, а мама была на госслужбе. И, если бы соратники по высшей партийной иерархии узнали, что их сына крестили, это привело бы перечеркиванию карьер родителей и всей последующей жизни. Но, несмотря на это, вера имела в нашей семье большое значение, поэтому родственники, в тайне друг от друга, водили меня на службы и занимались моим религиозным образованием.

То, что вкладывали при воспитании мои родители, во многом повторяло заповеди Божии. И затем, когда я прочитал православные книги, я осознал, что, к счастью, принципы моих родителей во многом совпадали с православием.

Наконец, мое личное уже более глубокое погружение в православие, осознание того, насколько далек я еще от того, каким положено быть истинно верующему, пришло ко мне с поездками на Афон. Именно Святая Гора для меня – та земля, на которой я испытал серьезное перерождение, огромное потрясение, внутреннюю перестройку. Афон для меня – место абсолютной чистоты, в котором нет малейшей возможности для каких-то мыслей недуховных, нечистых помыслов.

Многие, кто посетил Афон, говорят о чудесах. Случались ли они с вами?

Да, несколько раз там происходили удивительные события, которые потрясли меня – и их следствием является то, чем мы сегодня занимаемся и о чем сейчас говорим.

Как эксперт по Афону, расскажите о наиболее ярких людях нынешнего Афона, с кем бы вы советовали встретиться?

«Эксперт по Афону» – только матерь Божья. А я – лишь из тех, кто редко, к сожалению, там бывает.

На Афоне нет случайных людей. Каждый монах на Святой Горе абсолютно индивидуален и интересен. Хотя, когда я спрашивал в некоторых монастырях, кто у вас из какой страны, представители каких народов – мне отвечали: у нас здесь все дети Матери Божьей, все братья. Тем не менее, у каждого инока история его появления на Афоне любопытна сама по себе – и будь моя воля, я бы издавал книги о том, как современные люди приходят монашествовать на Святую Гору. Там есть люди, которые по своему внутреннему заряду превосходят всех нас на несколько голов.

Это старец Макарий, благочинный и духовник Свято-Пантелеимонового монастыря, старец Алексий, настоятель монастыря Ксенофонт, старец Ефрем, игумен монастыря Ватопед, старец Григорий, настоятель монастыря Дохиар.

А в монастыре Ксенофонт есть иеромонах Лука, который является одним из лучших иконописцев нашего времени (и Дмитрий Николаевич указывает в своем кабинете на писаную ксенофонтским о. Лукой икону святого Паисия (Эзнепидиса) Святогорца).

В общем, в какой точке Афона ни окажешься – там найдешь людей, которые потрясают своими талантами, своим внутренним миром, поражают самоотдачей: тем, как они растворяются в своем служении. И я считаю, что они заслуживают отдельного рассказа.

Геронды знают славянские или английский языки – или вы знаете греческий?

К счастью, на Афоне есть старцы, говорящие на русском языке, с другими мы общаемся на английском или через переводчика.

Что афонские иноки, не являющиеся постсоветскими уроженцами, знают об Украине?

Поразительно, но они знают о нас все, не пользуясь ни прессой, ни интернетом, ни телевидением и не расспрашивая о политике паломников. Они по благодати Божией ощущают нашу страну и могут предугадывать ход здешних событий.

Откуда получает средства ваш Фонд «Православное наследие Украины на Святой Горе Афон»?

Нашему фонду нет еще и года. Изначально это был проект, который я запускал с единомышленниками, с которыми мы уже много лет идем вместе – соратниками по госслужбе, по юридическому бизнесу, по адвокатским компаниям. Однако наших средств не хватило бы на все те проекты, которые мы запланировали. Поэтому как раз сейчас мы обсуждаем участие в Фонде ряда новых партнеров – с учетом новых планов, связанных, в частности, с празднованием в этом году 1000-летия древнерусского монашества на Святой Горе Афон.

Также мы привлекаем волонтеров – людей, которым небезразлична тема афонского наследия и православия в целом.

Какие направления благотворительности реализует ваш Фонд.

Мы финансируем и организовываем поездки на Афон священнослужителей, которые не смогут совершить их на собственные средства, но давно жаждут побывать на Святой Горе.

Например, в последнюю поездку на Вербное Воскресенье с нами ездили двое батюшек, у одного из которых семь детей, а у другого – восемь. Это те священники, которые мечтали побывать на Афоне и стремления которых были нами реализованы.

Конечно, мы организовываем такие поездки для монашествующих, чтобы они вдохнули этот духовный воздух, ощутили это блаженство. У меня, например, от последней поездки туда такая встряска внутри, что я не могу оторваться от Афона сердцем: до сих пор ощущаю нить, которая меня с ним связывает.

И наконец, мы оказываем помощь обителям и приходам в их инфраструктурных нуждах. Сегодня мы помогаем киевскому Ионинскому монастырю – это обитель, скиты которой стремятся жить в соответствии с афонской монашеской традицией, братия которой регулярно бывает, а зачастую и подолгу живет в монастыре Дохиар на Святой Горе.

Также мы финансируем роспись, благоустройство и поддержку храмов Киевской епархии, передаем иконы, писанные на Святой Горе Афон, храмам как в Украине, так и за границей.

Не так давно мы организовали паломническую поездку в Одессу для детей вынужденных переселенцев из зоны АТО. Дети смогли приклониться перед многовековыми святынями, посетить храмы и монастыри.

Сейчас в Пасхальную седмицу мы проводим конкурс детского рисунка. И это только часть реализованных проектов.

Будет ли работать паломническая служба вашего фонда («Панагия») как публичный православный оператор поездок на Афон для всех желающих – или это только разовые «камерные» поездки?

Конечно будет. Мы могли бы организовывать паломничества для любого количества паломников. Но для этого нужно приобщить к нашему делу еще ряд волонтеров и партнеров, поскольку круг людей, которые сейчас занимаются Фондом, очень мал. Если к нам придут волонтеры, желающие помочь, поучаствовать в наших начинаниях – тогда мы быстро организуем службу для поездок на Афон любого уровня сервиса и любой массовости.

На сайте вашего Фонда говорится о готовящемся создании в Киеве Музея наследия Украины на Афоне и Афона в Украине. Где и когда он будет работать, по каким принципам вами создается?

Выставку, посвященную празднованию в нынешнем году 1000-летия связи Афона и Украины, мы размещаем в Лавре – и эта выставка станет основой будущего музея. Сейчас для экспозиции изготавливаем подробный макет Святой Горы длиной 2,5 метра, со всеми монастырями – вокруг него будет удобно вести просветительские экскурсии.

Мы бы хотели, чтобы в этом музее показывали фильмы, постоянно проводились массовые встречи и семинары. Мы видим свою миссию в том, чтобы рассказывать, напоминать людям, например, о том, что именно афонский монах, вернувшись на нашу землю, основал Киево-Печерский монастырь, нашу главную святыню. И о том, что связь Украины с Афоном взаимна – наш Паисий Величковский был на Афоне и сделал великое множество добрых дел для развития монашества, один перевод «Добротолюбия» чего стоит!

Для нас очень важно подчеркнуть духовную связь Украины с Афоном – и в ее истории, и в современности, в ХХІ веке.

Сегодня ведем переговоры о помещении, рассматриваем ряд площадок в Киеве. И надеемся, что, когда выставка в конце этого года завершится в Лавре, она сразу же переедет в помещение нового музея.

Книгоиздание входит в планы Фонда?

Да, конечно. Но мне не нравится рассказывать о проектах, которые еще не реализованы. Скажу об уже изданном – мы профинансировали издание книги историка Сергея Шумило – это директор Международного Института Афонского Наследия – книга называется «Духовное Запорожье на Афоне: малоизвестный казачий скит «Черный Выр» на Святой Горе».

К слову, благодаря Сергею Шумило я стал одним из первых паломников, которые смогли найти руины храма и строений этой афонской обители запорожских казаков ХVIII века.

Также стоит отметить, что сейчас мы работаем над изданием книги Василия Григоровича-Барского «Мандры», где он рассказывает о своих паломнических поездках на Святую Гору.

Спасибо, Дмитрий Николаевич! Напоследок поделитесь секретом: каких результатов деятельности вашего фонда вы, в идеале, ожидаете?

Все просто: чем больше будет на Святой Горе украинских насельников и чем теснее будет духовная связь Украины с Афоном, тем счастливее будет жить наша страна.