Новости

Новости • 26.09.2017
Полюбить Грецию: откровенное интервью украинского дипломата о 20-ти годах работы в посольстве

Интервью c украинским дипломатом, послом Украины в Греции (2010 - 2017 гг.) – о культурных, духовных и гуманитарных связях двух стран.

___________

Владимир Шкуров в своем откровенном интервью о 20-ти годах работы в посольстве рассказал о построении отношений между Украиной и Грецией, как изменилась жизнь на Святой Горе за несколько десятилетий, что испытывают паломники в костнице афонского монастыря, как греческие горцы полюбили украинскую культуры, об афонских старцах, как в посольстве замироточила икона, а также - куда первым делом хотят попасть греки, когда приезжают в Украину.

______________

Владимир Шкуров – украинский дипломат, посвятивший свою жизнь Греции. Более двадцати лет занимаясь международными отношениями, он стоял у истоков разработки первых шагов сотрудничества между странами и прошел путь от секретаря консульства до Чрезвычайного и Полномочного посла Украины в Греции. 

Владимир Шкуров рассказал о том, как приобщал греков к украинской культуре, зачем к нему в кабинет приходила бесконечная вереница паломников, и почему дипломатические отношения между странами должны выстраиваться на духовно-культурном фундаменте.

«УВЛЕЧЕНИЕ ГРЕЦИЕЙ НАЧАЛОСЬ С КРУЖКА КЛАССИЧЕСКОЙ ФИЛОЛОГИИ»

- Владимир Анатольевич, вы много лет, даже десятилетий посвятили Греции, были послом, консулом, советником. Что послужило мотивом посвятить свою жизнь Греции, греческой культуре?

- Когда я был студентом, случилось так, что я общался с уже ныне покойными преподавателями Татьяной Николаевной Чернышевой и Андреем Александровичем Белецким. Однажды я попал на заседание в кружок классической филологии, который меня очень заинтересовал, но почему-то спустя время перестал существовать. Оказалось, что Татьяна Николаевна, преподаватель греческой филологии, была тяжело больна, у нее был рассеянный склероз, но она охотно принимала студентов у себя дома.

Так я стал приходить в их квартиру на киевской Русановке, куда иногда даже стеснялся заходить, когда приезжал на кружок один. Татьяна Николаевна тогда уже не ходила, перед занятиями со студентами весь день молчала – набиралась сил. А после ее кружка у нас были еще занятия с Андреем Александровичем по древнему языку. Вот, собственно, эти уроки и стали для меня таким мотивом и толчком к тому, чтобы заинтересоваться греческой культурой.

- То есть, вы полюбили Грецию, изучая греческий язык?

- И язык, и благодаря людям, которые действительно очень любили эту страну. Татьяна Николаевна была физик по образованию и, однажды посетив Грецию, она настолько была потрясена этой страной, что полностью изменила свою карьеру – занялась изучением языка, собирала фольклор. И поэтому на занятиях, помимо навыков грамматики и

синтаксиса, они прививали нам по-настоящему живой интерес к Греции. А уже потом я стал самостоятельно заниматься, контактировать с людьми, ездить в эту страну.

- Владимир Анатолиевич, вы являетесь кандидатом филологических наук, и темой вашей диссертационной работы была «Киевская Псалтирь 1397 года как этап иудео-христианской традиции распространения Книги Псалмов». Почему возник интерес именно к этой древней рукописи?

- Можно сказать, это был не только мой интерес, но и мой долг. Дело в том, что Татьяна Николаевна Чернышева, мой учитель, перед самой смертью передала мне эту факсимильную рукопись со словами: «Возьми, хочу тебе подарить эту рукопись. Я уже не успею, а ты сделай». Так что я занимался этой книгой в память о Татьяне Николаевне, ей и посвятил свою работу.

«Я БЫЛ НАСТОЛЬКО ВОСХИЩЕН ГРЕЦИЕЙ, ЧТО ПРИ ПЕРВОМ ВИЗИТЕ БОЯЛСЯ РАЗОЧАРОВАТЬСЯ»

- Каким было ваше первое знакомство с Грецией?

- Я приехал в Грецию в 1989 году. Очень хотел попасть на Афон, но такая возможность выпала только во время второй поездки. Тогда же я впервые посетил Акрополь и зашел в археологический музей. Там был зал, где экспонировались древние греческие вазы, и я ими настолько увлекся, что не заметил, как пролетели несколько часов. И, когда смотритель пришел закрывать музей и увидел, как увлеченно я рассматриваю эти вазы, он молча спустился и терпеливо ждал, пока я закончу наслаждаться этими древнегреческими артефактами. На самом деле, мои учителя, Белецкий и Чернышева, настолько красочно обрисовывали Грецию, что перед первой поездкой даже возникло чувство сомнения: а вдруг ты приедешь, а страна тебя разочарует, потому что окажется не такой, как ты ее себе представлял?

- Оказалась «такой»?

- Такой. И я искренне благодарен судьбе, что имел возможность жить в этой стране.

- А как вы попали на дипломатическую службу?

- В то время в Украине начались преобразования, и первый Президент, Леонид Кравчук, формируя дипломатический корпус, хотел видеть в нем не дипломатов из Советского Союза, а новых людей. Я тогда жил в Греции, учился на богословском факультете Афинского университета и, когда позвали в МИД на работу, с радостью согласился, поскольку наивно полагал, что мне удастся совмещать науку и дипломатию. Вернулся в Украину и стал вести направление Греция и Кипр. Конечно, научная деятельность тогда ушла на второй план, поскольку работы было очень много. Это сейчас у нас есть уже сорок-пятьдесят договорных документов о сотрудничестве между странами, а тогда ничего не было. Тот же договор о дружбе и сотрудничестве между Украиной и Грецией –тогда написал я.

«ПАЛОМНИКИ ПРИЕЗЖАЛИ КО МНЕ В КАБИНЕТ, ЧТОБЫ ПОКЛОНИТЬСЯ ИКОНЕ»

- Владимир Анатолиевич, сколько лет вы прожили в Греции?

- Я только на дипработе там прожил двадцать лет, а всего, наверное, около сорока. Приехал туда как советник, потом меня назначили генконсулом. Было очень сложно, никто ведь не помогал. Хотя иногда случались и такие вещи, которые, если можно так сказать, давали понять, что все делаю правильно.

Когда мы должны были открывать наше консульство, мы все тщательно готовились к этому событию, приводили в порядок помещение. Я попросил написать к этому знаменательному дню икону великомученика Георгия Победоносца, которую затем повесил у себя в кабинете. Спустя год после этого в Грецию должен был прилететь Президент, было очень много работы, так как нужно было подготовиться к встрече официальной делегации. И вот я засиделся в посольстве за бумагами до ночи, и тут ко мне входит жена: «А что это у тебя за веревки за спиной висят?». Я смотрю, а на иконе, с той стороны, где Святой Георгий бьет дракона, текут просто настоящие потоки…

- Текут потоки? То есть, икона замироточила?!

- Да. Я потом поехал на Афон, рассказал об этом монахам, они посоветовали оставить эту икону у себя. Интересно, что информация об этой иконе очень быстро разошлась. Потом приезжали монахи из Киево-Печерской лавры, из других украинских монастырей, просто паломники. Приезжали специально ко мне в кабинет, чтобы поклониться этой иконе. Приехал даже тот человек, который продал мне когда-то эту икону. И знаете, зачем? Он вернул деньги!..

«НА АФОНЕ Я МЫЛ ПОСУДУ ВМЕСТЕ С МОНАХАМИ»

- Святая Гора Афон является одним из главных мест паломничества для православных христиан. Каким было ваше первое знакомство с Афоном, какие впечатления сохранили о нем?

- В те годы попасть на Афон было из категории невозможного. Мы приехали на автобусе в столицу на ночлег, я брал из библиотеки книги Барского и читал их ночью. Я до сих пор помню шум морских волн, которые бились о берег. И, конечно, не забуду, как на Пасху в монастыре поручили нести хоругвь – мне казалось, она такая тяжелая, что я просто упаду.

На Афоне я работал в библиотеке Пантелеймоновского монастыря, от которой мне выдали ключ. У меня были там какие-то обязательства, но потом мне стало неловко просто так пользоваться библиотекой, я сказал, что так не могу и хочу помогать по хозяйству. На кухне был монах Рафаил, я ему помогал, мыл посуду вместе с ним. Потом, когда уже стал послом и приехал на Афон, он, конечно, был очень растроган – он-то знал все тонкости моей дипломатической карьеры…

- Вы, наверное, застали на Афоне еще многих старцев, о которых сейчас пишут книги, снимают фильмы?

- Когда я приехал на Святую гору, отец Макарий и отец Кирион только там поселились. Я занимался Псалтырью и отец Макарий тоже занимался толковой Псалтырью. Был тогда на Афоне и известный старец Рафаил, он потом ослеп и умер.

«КОГДА Я ВПЕРВЫЕ ПОПАЛ В КОСТНИЦУ, ЧУТЬ НЕ ПОТЕРЯЛ СОЗНАНИЕ»

- Как часто вам вообще доводилось бывать на Афоне? Как изменилась Святая Гора за последние несколько десятилетий?

- В молодости я был свободен и сам стремился туда попасть. Много ходил пешком. Скажут мне монахи, что там-то есть такой-то монастырь, я и иду поклониться мощам и иконам. Это было иное, более личное, восприятие и ощущение Афона. А уже на консульской должности доводилось сопровождать многих людей на Святую Гору. Последний раз, в конце прошлого года, мне позвонил первый Президент Украины, и выяснилось, что Леонид Макарович никогда не был на Афоне. Я поехал с ним как сопровождающий. Сейчас на Афоне есть микроавтобусы, транспорт, раньше этого всего практически не было. Кроме того, сейчас много наших монахов и паломников, приезжая на Афон, останавливаются почему-то не в Пантелеймоновском монастыре, а в Ксенофонте. По разным, в том числе и политическим причинам…

- А как паломничество на Афон меняет людей? Что лично вы почувствовали после первой поездки?

- Самые сильные впечатления остались от костницы Пантелеимонова монастыря. Когда я впервые туда попал, я чуть не упал – настолько меня она впечатлила. Это место, где по-другому смотришь на мир и оцениваешь жизнь. А после своей первой поездки на Афон я написал статью. Она называлась «Афон отечественный - это ностальгия». Взял эту статью и принес в церковное издание, это был 1990 год, говорю, давайте напечатаем. Там посмотрели и говорят: «Вот вы пишете о ностальгии. Не может у монаха быть ностальгии. Больно уж мирской подход у вас». В общем, мне объяснили, что статья моя совсем не церковная, и я пошел в светское издание. Там тоже статью прочли и ответили: «Вы знаете, чересчур у вас религиозный материал…». А статью эту неопубликованную, о первых впечатлениях об Афоне, до сих пор храню как память.

«МЫ ВОЗИЛИ ВЫСТАВКИ НАШИХ ХУДОЖНИКОВ В САМЫЕ ОТДАЛЕННЫЕ ГОРНЫЕ СЕЛЕНИЯ»

- На должности посла Украины в Греции вы активно поддерживали проекты, презентующие миру культурное и духовное наследие Украины. Насколько близка греческому народу украинская культура и какое впечатление производят на греков подобные мероприятия?

- Грекам очень интересна наша культура. Они способны воспринимать любые виды культуры, если это талантливо и достойно представлено. Когда я был послом, мы проводили очень много культурных мероприятий, выставок, концертов и презентаций украинского культурного наследия. Мы делали выставки в Афинах, а иногда даже возили эти выставки по отдаленным селениям. И вот даже там, в горах, где люди, по сути, годами не выходят из своих домов, мы знакомили греков с украинской культурой. И, поверьте, это было для них колоссальное событие!

- В 2008 году в Афинах открылся Культурно-информационный центр в составе Посольства Украины в Греческой Республике. Расскажите о его работе.

- Культурный центр – это не отдельная структура, это составная часть нашего посольства. К нам приезжало много художников, которых мы размещали в посольстве, у нас проходили ежемесячные выставки. Мы организовывали благотворительные аукционы в поддержку незрячих детей.

К нам приезжали певцы и артисты. А вышиванки мастерицы Дарьи Майструк произвели среди греков настоящий фурор. На самом деле, там с большим интересом смотрят на украинскую культуру, а нам есть, что им показать.

«ВЕРА В БОГА - В ДУШЕ КАЖДОГО ГРЕКА»

- Как развивалось гуманитарное сотрудничество между Украиной и Грецией со времен независимости Украины, и на каком этапе оно находится сегодня?

- Этот элемент даже не культурной, а гуманитарной составляющей, очень важен. Мы много раз привозили в Грецию детей из малоимущих семей из разных регионов Украины, и ни разу нам не отказали в размещении. Даже во времена, когда в Греции был банковский контроль, и они не могли получать те деньги, которые у них хранились в банках, даже тогда греки принимали наших детей. А это по 500, по 1000 детей за сезон с питанием, проживанием, ознакомительными экскурсиями.

- Какова роль религии и Церкви в современном греческом государстве и обществе? Насколько религиозны сами греки?

- Греки очень религиозны. Сегодня правительство пытается проводить некие реформы, поэтому есть определенное напряжение в обществе. Но, если говорить объективно, вера находится очень глубоко в душе каждого грека. На все службы, на все праздники храмы переполнены людьми. На Афоне всегда много народу, много молодежи, некоторые греки постоянно посещают Святую Гору.

«ДАЖЕ ПОД МАРКОЙ ПАТРИОТИЗМА НЕЛЬЗЯ КУЛЬТИВИРОВАТЬ РАСКОЛ В ДУХОВНОЙ СФЕРЕ»

- Известный афоризм из рассказа Антона Чехова говорит о том, что «в Греции все есть». Вы много лет прожили в этой стране, чего лично вам не хватало в Греции?

- Мне, наверное, повезло с Грецией, и никакого дискомфорта не доводилось испытывать. А, если чего-то и не хватало, то, пожалуй, самых простых вещей. К примеру, однажды наши дети приехали с выступлением на какой-то конкурс. Пригласили дипломатов, я сижу в первом ряду. И вот заиграла музыка, выходят наши малыши плясать гопак, а у меня слезы по щекам текут, и спрятать их невозможно, понимаете? Или другой случай, когда приехали школьники из Одессы и вдруг стали со сцены читать стихи на греческом. Я спрашиваю, а что, дети язык знают? Нет, отвечает учительница, они выучили стихи, чтобы вам приятно сделать грекам, в благодарность за прием. Вот такие простые вещи всегда очень радовали…

- Владимир Анатолиевич, у вас богатый дипломатический и жизненный опыт. Что вы думаете о сегодняшних событиях в религиозной жизни Украины?

- Безусловно, у Украины сейчас самые непростые времена. Я считаю, что раскол в Православии – это очень плохое явление для нашего социума. Потому что общество таким образом разрезается в том месте, где у него находится душа. Вроде бы это и не так заметно происходит, но со временем все проявляется. Проявляется в социальном непонимании, в озлобленности людей. Вопросы религии нужно очень деликатно решать. Потому что нельзя, даже под маркой патриотизма, культивировать раскол в духовной сфере. Иначе это может привести к необратимым последствиям.

«ВСЕ ГРЕКИ, ПРИЕЗЖАЯ В УКРАИНУ, ПЕРВЫМ ДЕЛОМ ХОТЯТ ПОПАСТЬ В ЛАВРУ»

- Как известно, монашество на киевские земли основатель Киево-Печерской лавры Антоний Печерский принес со Святой Горы Афон. В прошлом году вы содействовали проведению выставки художественной фотографии «Киево-Печерская Лавра — святыня Украины», которая проходила в афинском культурном центре. Какое впечатление наша Лавра производит на греков?

- Колоссальное впечатление! Греки очень хорошо знают Киево-Печерскую лавру. Кто бы из греков не выезжал в Украину, все хотят попасть в нашу Лавру. Мы дважды делали эту выставку, и в обоих случаях был ошеломляющий успех. Кроме того, мы ежегодно проводили в посольстве ужин православия, на котором также рассказывали о духовной жизни Украины. Мы приглашали митрополита, послов, прессу, а в прошлом году на приглашение откликнулся Блаженнейший митрополит Онуфрий и посетил нас. В итоге получилось двустороннее событие, которое имело положительный резонанс. Ведь, говоря о культурных связях, нам важно не просто показать, как мы деревья сажаем, нам важно укрепить корни. И корни, прежде всего, духовные.

- Вы акцентируете внимание на духовных и культурных связях между странами. Насколько такие связи важны для единения двух народов?

- Конечно, можно создать некий союз на основе чисто экономических отношений, учитывая силу интересов между государствами. Но, если не будет между ними духовно-культурного фундамента, все разрушится. И это очень важно в стратегии международной работы. Кроме того, достойное представление себя через культуру – это элемент определенной зрелости нации.

Беседовали Андрей Ус, Анна Горпинченко, Дарина Чугаевская.