Новости

Новости • 13.06.2018
О трех афонских монахах и их примере истинного смирения - архимандрит Георгий (Капсанис)

В интернете опубликованы материалы из записи радиоэфира радиостанции Элладской Православной Церкви 1993 года, в котором о духовной жизни рассказывает архимандрит Георгий (Капсанис).

Архимандрит Георгий (Капсанис) был игуменом афонского монастыря Григориат на протяжении 40 лет (1974 - 2014 гг.). Он умер 8 июня 2014 года на праздник Пятидесятницы.

Отец Георгий рассказал о примерах благочестия и смирения святогорцев, с которыми он был знаком.

«Я знал отцов, которые провели на Святой Горе 60-70 лет, которые строго подвизались, но когда ты их спрашивал об их жизни, они говорили: «Прошла моя жизнь, а я так и не сделал ничего хорошего, у меня нет ни одной добродетели, и я не принес за все это время никакого плода».

Я вспоминаю старца Авксентия, который почил в возрасте 90 лет, около десяти лет тому назад. Это был очень добродетельный и святой монах. Как-то (это было Пасхальное воскресенье) в монастырь должны были прийти отцы и миряне-паломники, которых было довольно много, чтобы причаститься Пречистых Таин. Перед Божественным Причащением, стоя в Царских вратах, я обратился к нашим братьям-мирянам: «Я прошу подходить тех, кто исповедался и подготовился. А тот, кто не готовился, пускай до Причастия исповедуется». Отец Авксентий (он был слепым) решил, что я говорил это монахам. Он стоял первым в чреде отцов (он был самым старшим, пришел в монастырь в 1917 году) и ждал своей очереди, чтобы причаститься.

И вот он решил, что я просил, чтобы и отцы исповедовались. И он стал исповедоваться прямо перед всеми. И что это была за исповедь? «Я плаваю в море суеты. Ничего я не сделал в моей жизни. Не знаю, ни где я нахожусь, ни куда иду», – говорил он и испрашивал милости Божией. Это смирение всегда было свойственно отцу Авксентию», - сказал отец Георгий.

Также он рассказал о втором смиренном старце, который жил на то время в обители Григориат.

«Есть в нашем монастыре и другой монах, ему 97 лет. Он пришел в монастырь в 1924 году, был послушником приснопамятного прозорливого и святого игумена Григориата отца Афанасия. И сам он очень добродетельный старец, я не назову его имени, потому что он жив (отец Исихия, когда записывалось интервью, он был еще жив. – ред.).

Я помню, как однажды сказал ему, что он так много совершил подвигов, а он ответил: «Ничего я не сделал. Вся моя жизнь прошла в пустословии». Он не считал себя достойным даже того, чтобы мы сварили чашечку кофе для него.

Если мы готовим кофе для кого-то другого, пускай и для него, но для него одного – «нет». Он никогда ничего не просил. За столько лет, сколько я уже в монастыре, он никогда не попросил для себя даже рясы, ни подрясника и ничего иного. Он ходит во всем ветхом и этим доволен. Единственное, о чем он сожалеет, это то, что не может выполнять послушание и, по его словам, «даром ест хлеб». Этот старчик, наделенный таким глубоким смирением, имеет большую благодать и большой мир в душе. Когда миряне-христиане приходят, чтобы его увидеть – кажется, что Бог его извещает – они еще не успеют ему рассказать что-то и задать конкретные вопросы, он говорит им то, что каждый имеет духовную нужду узнать», - подчеркнул игумен.

Архимандрит Георгий привел в пример благочестивой жизни третьего святогорца - отца Ефрема.

«Как-то он, больной, находился в больнице «Феагенио» в Салониках. Там я навестил его. Когда я приблизился к его кровати, он поднял свои ручки и сказал мне: «Иди сюда, Геронда, я хочу исповедоваться». Он начал исповедоваться прямо при всех. Все больные слушали его исповедь, а старчик делал это в простоте сердечной, ему не пришло в голову, что другие слышат его.

«Я хочу, чтобы ты меня простил, Геронда», – сказал он, – «потому что я тебя огорчал». «Ты меня не огорчил», – ответил я, – «скорее это я тебя огорчал, потому что бываю немного строг». А он говорит: «Ты это делал ради моего спасения, а я тебя беспокоил из-за своих страстей. А ты именно так и должен был поступать со мной». Тогда я повернулся и обратился к мирянам, которые все слышали: «Вы видите, какое смирение имеет отец Ефрем и что он говорит?!». Тогда отец Ефрем обернулся и сказал им: «Братья мои, я исповедую вам, я не имею никакой добродетели. За столько лет на Святой Горе я не сделал ничего. Я прошу вас, помолитесь о моем спасении». И тогда все миряне пришли в умиление и начали плакать, видя смирение монаха, который был рядом с ними, ибо они видели, сколь он добродетелен и терпелив. Один юноша из работников больницы, присутствовавший при этом, перекрестился и сказал: «Слава Богу, что существует Святая Гора»», - рассказал отец Георгий.