Новости

Новости • 24.05.2016
Игумен Свято-Пантелеймонова Герасим - муж смиренный и нравом кроткий

Старец Герасим и его наместник иеродиакон Иларион старались всячески содействовать о. Иерониму. И со своей стороны пытались обеспечить согласие между русскими и греками. Положительно повлияло на братство и откапывание по афонской традиции костей двух старцев братства: греческого и русского – иеродиакона Венедикта и иеромонаха Павла. Кости их оказались благодатными, желтыми, как воск, и испускали благоухание. «И мы, русские, и греки исполнились неизреченной радости. Отпели по ним соборную панихиду и положили кости их в общую гробницу под церковь святых апостолов, и главы их поставили там же рядом, на устроенном месте», – пишет инок Парфений.

Новые старцы продолжали дело почивших. Монастырь был строго общежительным. Сами старцы Иероним и игумен Герасим показывали всем пример подвижнической жизни. О. Герасим еще старцем Венедиктом, его духовным руководителем, был назван «блаженным и преблаженным» за его дар рассуждения, благодаря которому он единственный не поколебался против русских во время их изгнания из монастыря при о. Аниките. В нем был виден мудрый отец, пастырь, способный одинаково относиться и к русским, и к грекам.

Отец Герасим был ревнителем общежительного устава. Мудрый пастырь был виден в нем по равному отношению к русским и грекам. По словам современника, «игумен Герасим имеет удивительный дар рассуждения: 200 человек у него духовных чад, и всеми управляет не властительски, но отечески. Никогда у него келлия не затворяется, яко врачебница. Проводивши всех, и сам исходит из кельи. Прежде посещает болящих братий, потом обходит все келлии и посещает всех рабочих и рукодельщиков. Потом исходит вон из монастыря и посещает всю братию, трудящуюся на разных послушаниях, и сам с ними трудится. На трудах братию не понуждает, но еще удерживает и часто приказывает отдыхать. В церковь является всегда прежде всех. Пищи, кроме братской трапезы, не употребляет. Часто на трапезе говорит изустные поучения и дает братии наставления, а иногда обличает братские немощи и недостатки, но имя ничье не объявляет, а только дает понимать. А говорит всегда со слезами и с отеческой любовью и всю братию приводит в слезы… И не только они его, но и вся Афонская Гора его ублажает как строгого хранителя общежительных иноческих уставов».

 «Старец Герасим каждый день почти делает дела, удивления достойные, он знает, кого как наказывать и кому простить немощи».

«Смотрят на него вся братия, как на ангела, и повинуются ему, как Богу, и трепещут его, как царя, а любят его, как отца; и доверили ему свои души с телами как врачу и пастырю и руководителю в царство небесное». Известны поучительные примеры воспитания им нестяжательности у братии. «Ежели хочешь с нами жить, то у себя ничего не оставляй: это теперь состоит в твоей доброй воле. А ежели тебе жалко денег и не хочешь с ними расставаться, то и ничего не давай, сыщи такое место, где можешь с ними жить. А ежели утаишь, и после смерти окажутся, то оне брошены будут с тобой в могилу, и ты, яко разрушитель общежития, не сподобишься братского поминовения», – такое отношение было у о. Герасима к общежитию, так он боролся с грехом сребролюбия в обители.

Примерно так же его характеризует другой афонец – схимонах Селевкий: «Игумен Герасим – из греков, живет на Афоне более 60 лет. Теперь ему около 90 лет, и волосы его седые как лунь. Он часто страдает ногами, но, несмотря на то, служит очень нередко. Целый день сидит он в своем схимническом облачении на диванчике с четочками в руках. Когда к нему ни приди, всегда двери отперты: без докладу входи и говори, что хочешь. Всякого он утешит, всякому даст наставление. Лице его совершенно как ангельское: с улыбкою на устах и румянцем на щеках. Кто с радостью слушает его и исполняет его слова, тот верно спасет душу свою, а кто не слушает и противится ему, того он иногда и палкою поколотит. Он круглый год не ужинает, а если когда приходит в трапезу, то так сидит, а не кушает».

О. Герасим с благодарностью вспоминает русских монахов в завещании: «С водворением русских в обители благодать Божия видимо осенила обитель нашу… Возвышено значение обители. Постройки, возведенные в обители трудами русских, стоят до 3 миллионов пиастров, а сбор подаяний в России и присылаемое родственниками братий приносит до 2 миллионов пиастров ежегодно. Словом, все содержание обители доставляется благотворениями России».

Источник «История Русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне с 1735 до 1912 года»