Новости

Новости • 30.05.2016
Афонский монахологион: необыкновенный старец Иосиф, которому явился апостол Павел

Сосед мой, на протяжении семи лет, старец Иосиф Киприот, человек необыкновенной жизни, полной перипетий, простоты и смирения. В миру носил имя Иоанн Хатзипанайоту. Его благочестивых, гостеприимных, простых и бедных родителей звали Николай и Панайота. Родился в селе Ризокарпасо, на сегодняшний день занятом карпаскими турками, с 1886 года. В 1902 он пришел на Святую Гору и больше никогда не возвращался  на Кипр, но всегда вспоминал, любил и молился о нем. Он говорил: «Кипр всегда был в моем сердце, потому, что это остров святых». Часто вспомнил свое село, с множеством его церквей, добрыми нравами и традициями.

У себя на родине немного выучил столярное дело, намереваясь работать плотником. Однако, глядя на лица монахов, встретил Бога. «Смотрите, здесь есть Бог», -  сказал он, и решил стать монахом. Жил в разных частях Святой Горы, окончательно остановился в каливе святого Иоанникия, в скиту святого Пантелеимона, который принадлежит монастырю Кутлумуш, под водительством добродетельного старца Иоанникия († 1909), которым и был пострижен в монашество.

Однажды во время всенощного бдения, в монастыре Каракалу, в день памяти святых Апостолов, во время молитвы, увидел он апостола Павла стоящим на горнем месте: «С плешью и бородкой, как его изображают на иконах, говорящим проповедь... Я не понимал, бодрствую я или сплю. Только помню его слова: «И один день не проживет человек на земле, если не будет осторожен, то может погибнуть...». «Эти слова до сего дня запечатлелись в моем сердце». И действительно, хотя прошло более семидесяти лет, он вспоминал этот случай, будто, это было событие прошлого вечера.

Пережил старец множество испытаний. Добровольный и невольный голод, бедность, лишения, трудности и страдания. Частые болезни и множество искушений его утомили, но не повергли в отчаяние. Он принимал все, как посылаемое от Бога.

Иногда, как и все люди, мог он по какому-либо поводу возразить, но был прост и вскоре раскаивался. Были у него некоторые причуды, однако, не вызывавшие недоразумений, поскольку окружающие уважали его многолетний аскетический подвиг. Он доверял Богу и был очень предан Пресвятой Богородице. «Красота красот», - называл он Ее. Рядом с его кроватью находился небольшой образ Богородицы Экономиссы. «Все, что я прошу у нее, дает мне», - говорил он. Поочередно перебирая в уме афонские чудотворные образы Божией Матери молился: «Перебирая четки, обращаюсь к «Сладкому целованию» из Филофея, чтобы хранила меня, к «Экомномиссе» из Великой Лавры, чтобы питала меня, к ватопедской «Отраде», чтобы утоляла мои печали».

Если кто-то был несправедлив к нему, он оставлял это на попечение Божие. Несмотря на то, что шестьдесят лет он ходил с костылями, медленным он не был. В столетнем возрасте забирался на крышу, чтобы подлатать ее. Последние пятьдесят лет своей жизни, жил он рядом с нашей каливой святого Николая. Однажды отправился в монастырь Ксенофонд собирать оливки. Вернувшись, он обнаружил крышу каливы святого Иоанникия, сорванной сильным южным ветром, и так расстроился, что повредился умом. Пробыл три дня и три ночи в притворе храма, где священник читал над ним молитвы. Явился ему в облаке святой Пантелеимон, и исцелил его.

Он часто говорил: «Благодарю святого Бога, который дал мне такое благо, как болезнь, и поэтому я занят больше духовными делами». О тех, кто ему помогал, он молился, перебирая четки. Любил читать Псалтирь. Однажды он сказал: «Слава Богу. Я сижу, перебираю четки. Читаю Псалтирь. Это самая прекрасная книга в мире. Какие красивые слова. Сам Бог говорит. Он нашел мужа по сердцу своему. Давида. Слышишь, что говорят Божии уста? Как сердце Бога, был Давид. Великий человек. По воскресеньям читаю Псалтырь, Евангелие и Апостол. Эти три книги мне нравятся. Они господствуют в Церкви. У меня есть и другие книги. Жития святых. Я их много раз читал. А новые книги, которые пишут священники, мне не нравятся».

Когда ему минуло сто лет, задавался вопросом, почему Бог не забирает его из жизни. Ожидал смерти. Просил изготовить крест для своей могилы, чтобы видеть его каждый день. Однажды, дал мне немного денег, которые собрал для молитв о своем упокоении. Когда я привел к нему нескольких своих друзей, чтобы они получили его благословение, он попросил у них за молитву деньги, чтобы устыдить меня, испортить свой авторитет, и я не водил к нему больше людей, и его не почитали...

Отцы Ватопедского монастыря хотели его забрать и заботится о нем, но он попросил дать умереть ему в его каливе. Упокоился отец Иосиф в Господе в Троицкую родительскую субботу, 30 мая 1992 года, и был погребен на кладбище нашего скита в воскресенье Пятидесятницы.

Источник