Новости

Новости • 13.06.2016
Афонский монах рассказал о том, как наполнить смыслом и полюбить каждый момент жизни

Однажды, семейство Фианов, отдыхало во время охоты. Финн начал разговор о том, какая музыка самая красивая в мире.

«Скажи ты нам», - обратился Финн к Ойсину. «Кукушка, плачущая на самом высоком дереве», - ответил ему его жизнерадостный сын. «Хороший звук», - говорит Финн. «А ты, Оскар, как ты думаешь, какая самая красивая музыка?». «Лучшая музыка – это звук ударов копья о щит», - ответил молодой силач. «Хороший звук», -  заметил Финн. И другие молодцы назвали то, что им нравится: шум бегущего по воде оленя, далекие мелодичные отголоски стада, пение соловья, радостный смех девушки. «Хороши все эти звуки», - говорит Финн. «Скажите нам, владыка», - обратился к нему кто-то из присутствующих, – «а как считаешь ты?» И Финн сказал: «Музыка каждого мгновения, это самая красивая музыка в мире» (Из древней ирландской мифологии).

Музыку, которую каждый момент жизни несет в себе, в действиях, словах и молчании, тревогах, радостях, скорбях: гармонию, мелодию, ритм, контрапункт, меру, бесконечность. Кто может увидеть и услышать в видимом невидимое?

Некоторые говорят: Разве мы не живем монотонно? Однако нет ничего одинакового. Как история не повторяется, так и любой день, любой момент, любой опыт не совпадает с тем, что ему предшествовал. Каждый момент несет свое собственное благословение, свой собственный смысл и послание, слово из Слова, молчание, исходящее из Ума. Вот почему один отец пустынник говорит: «Не теряй мгновения, будешь искать его и не найдешь».

Христос дает зрение слепому и слух глухому. Дабы видели в ночи внутренний свет вещей. Слышали в громе музыку, и в музыке гром. Другими словами, в испытаниях промысел, в смерти жизнь, в потопе крещение. Но в то же время, необходимо правильно понимать и обратную сторону: предупреждение, скрытое за поверхностной красотой, смерть за иллюзорными образами.

В подробностях различие. Улыбка, стакан холодной воды для брата, говорит Христос, подаваемый от сердца, отделяют ад от рая. Мир дает столько причин, столько материала, чтобы зажечь сердце и объединить его огонь с огнем вещей. Сердце наполняет смыслом окружающие нас вещи. Или лучше будет сказать, приоткрывает скрытую их тайну. Сопричастно с ними, так как «логосы» (смыслы) всего сущего сопричастны одному бесконечному, творческому Логосу. Весь мир, от своего первого момента существования, и в нем каждый из нас, является текстом, который читается и непрерывно пишется до своего «конца».

То, что действительно повторяется, что делает жизнь однообразной и тягостной, что делает сегодняшнее «скучным вчерашним», - это человеческая мелочность, отрицание жизни, унижаемой в бесконечных боях с тенью, забвение благодеяния, предательство благословения. Ведь статическим, однообразным и неизменяемым есть только отсутствие покаяния. Это тот ад, который строит наше «Я» (эго) материалами творения.

Все начинается с привыкания, привыкание приводит к  пренебрежению, пренебрежение к лени, лень приводит к унынию или беспечности, как ее называют отцы пустынники. Все начинается с ощущения, что каждый восход солнца похож на предыдущий. Тем не менее, если кому-то удастся остановиться и наблюдать восход солнца, он увидит, насколько этот восход отличается от вчерашнего, цветовой гаммой, формами, действом: является введением нового творческого акта, и, кроме того, символом нового творения. Это ощущение и видение истинного дара, не есть ли покаяние? Не претворяет ли оно каждый момент в мистическую симфонию для новой жизни?

Тихое, смиренное сердце, открытое и восприимчивое сердце, может услышать самую прекрасную музыку, музыку каждого момента, и петь «Слава Богу за все».

Иеромонах Хризостом

Афон. Монастырь Кутлумуш

Источник